Война, которая больше не ведется
Новые условия - новая война
Какой смысл рисковать жизнью, пользуясь тем, что давно устарело, если один-единственный профессор может просто нажать на кнопку?
- Если ты лишишь его руки - он не сможет нажать на кнопку".
Роберт Хайнлайн, "Звездный десант".

Данные разнятся. По мнению одних экспертов за последние несколько десятков лет количество военных конфликтов в мире неуклонно сокращается, а количество жертв в войнах становится все меньше. Трактуют они эти данные по-разному: растет уровень цивилизованности человечества, экономическая война становится выгоднее физической, тактика "выжженной земли" больше не работает.

Другие эксперты резонно спорят - нельзя оценивать статистические изменения, беря в расчет только последние 50-70 лет. Если взять горизонт событий пошире, в 150-200 лет, то мы увидим, что ничего особенно не меняется. А если считать не абсолютные цифры жертв войн, а их процентное соотношение к количеству населения на период войны, то мы увидим, что и человеческих жизней война уносит не особенно меньше, чем в 18-м веке.

Дискуссия пока продолжается, четкого ответа на вопрос так и нет. Однако хорошо уже то, что эта дискуссия имеет место быть, то есть что по крайней мере появилась пресуппозиция такого вопроса - о снижении роли войны в нашей жизни.

Я не думаю, что война утратит свое значение в нашей общечеловеческой цивилизации в ближайшее время (ну, то есть как минимум еще несколько сотен, а то и больше тысячи лет). Если рассматривать войну как способ разрешения конфликта между политическими структурами - то война инструмент разрешения эффективный и достаточно универсальный. А поскольку транснациональные корпорации сейчас очень близки к тому, чтобы называть себя структурами политическими, мы стоим на пороге эпохи корпоративных войн, причем "одна нога уже там".

Поэтому рассчитывать на то, что у нас внезапно изменится менталитет и мы вдруг поймем, что мир лучше войны, договариваться лучше чем уничтожать и подавлять - не стоит.

Интересно здесь другое. При прочих равных целях глобально меняются методы ведения войн. Полторы тысячи лет назад при разворачивании конфликта стороны встретились бы на равнинной местности, выстроились бы красивыми стройными рядами, подняли бы флаги и боевые вымпелы. Прозвучал бы гимн каждой стороны, и началась бы бойня. Достаточно несложно при такой войне определить сторону конфликта, победителя, проигравшего, подсчитать потери, понять, когда игра уже не стоит свеч.

В современном мире мы так больше не воюем. Мы прячем флаги или прячемся за чужими флагами, избегаем встреч на открытых равнинах. Война стала сложнее, децентрализованнее, манипулятивнее, теперь в ней стало значительно сложнее победить. И военно-промышленный комплекс в современной войне является далеко не решающим фактором.

Война стала экономической. За счет всеобщей экономической интеграции - когда все по сути владеют всеми, каждый кому-то должен, а мир стал большой деревней, - стало достаточно просто победить противника экономическим давлением.

Война стала культурной. Некоторые государства и корпорации научились отличному инструменту - экспорту своей культуры или идеологии за пределы своей территории. А благодаря такому экспорту, мы начинаем процедуру ассимиляции еще до того как вступили в конфликт.

Война стала информационной. Здесь, думаю, комментарии излишни.

Война стала децентрализованной - война больше не объявляется. Не присылаются послы с уведомлениями, не проводятся красивые переговоры с врагом у стен его замка. Война просто начинается, причем зачастую тот, против кого начинаются военные действия, узнает об этом спустя некоторое количество времени.

Война стала технологичной. И я даже не про роботизированную войну, и не про новейшие системы вооружений. Война теперь идет за технологические платформы. Если вся Европа подсаживается на так называемый "энергетический интернет", платформу, которой по сути владеет бенефициар совсем другой территории, - это война. И эту войну Европа проигрывает. Если в России все государственные служащие радостно используют современные корейские или американские смартфоны, которые производят вполне понятные частные корпорации, - это технологическая война.


Когда рассматриваешь это с такой точки зрения, иногда совсем не безумными кажутся заявления о том, что "нам нужно свое производство товаров основного спроса". Это не пустые амбиции и не способ освоить бюджеты (хотя в нашем случае конечно и это тоже) - это попытка участвовать в войне, чтобы не проиграть.

Зачем вести такую войну? Зачем в ней выигрывать?

Приведу пример из бизнеса. Есть такое понятие - власть поставщика. Это когда компания закупает то или иное сырье или технологию, которую поставить ей может лишь один поставщик. Компания быстро попадает от него в зависимость, он может сам регулировать цены, объемы и условия поставки - потому что у компании-покупателя нет выбора. По мнению Майкла Портера, одного из самых известных экспертов по экономической конкуренции в мире, в 90% случаев, такие отношения, рано или поздно приводят к поглощению поставщиком компании-покупателя. Постепенно, неспешно, мягко, экономически. Почти без жертв.

Сегодня мы все желаем друг другу мирного неба над головой. Однако термин мирное небо уже пора наполнять другими смыслами. Вы уверены, что небо над нашей головой сегодня мирное, потому что над нами не летят вражеские самолеты?

Алексей Добрусин
Made on
Tilda